Астма. Национальная программа — объективное мнение

Солопов В.Н. Астма. Эволюция болезни

Глава 4. «Национальные» программы по борьбе с астмой — экономический тупик

Отдельный вопрос, который стоит рассмотреть в рамках «стандартов» и принятых национальных программ, заключается в экономической невозможности их реализации на бесплатной основе. Хотя справедливости ради следует сказать, что это, за редким исключением, можно отнести к большинству слаборазвитых государств.
В России это определяется в первую очередь высокой стоимостью лекарственных препаратов. Например, оптовая цена одной аэрозольной упаковки самого дешевого противовоспалительного препарата, содержащей 200 ингаляционных доз (по 50 микрограмм) беклометазона, составляет не менее 3–4 US $, а розничная (в аптеке) — в 1,5–2 раза дороже. Исходя из современных «стандартов» к назначению подобных аэрозолей — до 1000 мкг и более в сутки, нетрудно подсчитать, что даже при меньшей суточной дозе (например, 600–800 мкг) одного баллончика для больного будет хватать в среднем на 10–15 дней. Соответственно в год для одного астматика требуется более 100 US $ только на один этот лекарственный препарат. С учетом обязательного использования бронхорасширяющих аэрозолей (приблизительно по такой же цене) эта сумма удваивается. Таким образом, при уровне заболеваемости, доходящем на сегодняшний день до 5–10% от общей численности населения, государству для ежегодного бесплатного лекарственного обеспечения 5–10-миллионной армии астматиков требуется ежегодно выделять более 1–2 миллиардов долларов!
Поэтому в сегодняшней экономической ситуации декларируемая системой здравоохранения льгота о бесплатном лекарственном обеспечении не более чем миф типа незабвенной «продовольственной программы». И если все отпускаемые на бесплатное лекарственное обеспечение средства равномерно распределить по России, каждому больному достанется не более одного баллончика бронхорасширяющего аэрозоля в год. Этого не хватит даже для того, чтобы страдающий астмой человек сохранял минимальную физическую активность и трудоспособность.
Есть и другой аспект проблемы: В НАШЕ ВРЕМЯ ЕСТЕСТВЕННОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО ЗДОРОВОГО НАСЕЛЕНИЯ, В ДЕСЯТКИ РАЗ ПРЕВЫШАЮЩЕЕ СМЕРТНОСТЬ ОТ ХРОНИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ, ТРЕБУЕТ ГОРАЗДО МЕНЬШЕ СРЕДСТВ. И ПОКА ОБЩЕСТВОМ ПРАВИТ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ, ДЛИТЕЛЬНОЕ БЕСПЛАТНОЕ ХРОНИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ДОСТУПНО ВСЕМ ЕГО ЧЛЕНАМ.
Долгие годы в нашей стране существовал миф о дешевой и хорошей медицине. Но миф есть миф. За все нужно платить. Хотя в некоторых случаях деньги берут не из кармана пациента: за него платит страховая компания. Но это возможно только в острых ситуациях, например за двух-, трехнедельное пребывание в стационаре. Однако ни одна страховая компания не будет оплачивать лечение хронического больного в течение долгих лет. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Поэтому государство в надежде на сокращение медицинских расходов пытается развивать образовательные программы типа «астма-школ», уповая на лозунг «Помоги себе сам!» Но это тоже миф!
Исследование эффективности более 10 подобных программ закончилось следующим выводом: «Проведение краткой разъяснительной работы среди взрослых больных с бронхиальной астмой снижает частоту их обращений в отделения неотложной помощи, повышает уровень знаний, но не снижает частоту госпитализаций или посещений врача, не улучшает функцию легких, не влияет на количество применяемых лекарственных препаратов или симптоматику заболевания» (Review: Limited asthma education reduces emergency department visits but does not improve patient outcomes. ACP J Club 1998; 129: 14). Поэтому, на мой взгляд, целесообразнее средства, отпускаемые на развитие «астма-школ», распределять на лекарственное обеспечение малоимущих.
А если называть вещи своими именами, то содержание за государственный счет огромного штата научных и медицинских работников и всякого рода научно-исследовательских институтов ради внедрения элементарных программ медицинского «ликбеза» по заграничному образцу (равно как и переписывания их медицинских программ) — неразумное для нашей страны расточительство. Для этого достаточно иметь небольшой коллектив квалифицированных переводчиков.
Ну а подвести итог вышесказанному можно следующим образом: МЕДИЦИНА ХРОНИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ (НА КОТОРУЮ ДЕЛАЮТ УПОР «НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ) — ЭТО ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ТУПИК, И ОН НЕ БУДЕТ ПРЕОДОЛЕН В ОБОЗРИМОМ БУДУЩЕМ.
А можно ли найти выход из этого тупика? Несомненно, можно. Как уже говорилось, астма — это хроническое заболевание, текущее долгие годы и не представляющее во всей популяции больных непосредственной опасности для жизни. Она не грозит человечеству тотальным вымиранием, как, например, эпидемии особо опасных инфекций: чумы, холеры и пр. Именно поэтому общество в целом достаточно «прохладно» относится к этой проблеме, хотя в силу своих экономических возможностей пытается помочь больным, предоставляя им различные социальные льготы. Но даже в развитых и процветающих странах при высоких экономических затратах внедрение длительных программ лечения хронически больных людей абсолютно бесперспективно.
Единственно реальным путем является создание профилактических и превентивных программ на базе специализированных астмологических учреждений. Вспомним, как были побеждены особо опасные инфекции: не одним лишь лечением заболевших, а организацией профилактических мероприятий и специальных служб. Организация карантинов, специализированных служб, вакцинация населения — вот те меры, которые позволили человечеству оградить себя от особо опасных инфекционных заболеваний.
Конечно, даже теоретически невозможно придумать вакцину от астмы и нет необходимости в карантине при этом заболевании. Но есть другой путь — раннее выявление первых признаков болезни и проведение лечения, обрывающего ее в самом начале. Научные и медицинские предпосылки для этого уже есть. Еще 10–20 лет назад, если человек начинал кашлять, ощущать дискомфорт в дыхании, то пока он не стал по-настоящему задыхаться, его состояние расценивалось как обычный бронхит. Сегодня даже «стандарты» призывают в подобных ситуациях, как можно раньше выявить развитие астмы, если это действительно имеет место.
Можно привести не один случай, когда находившиеся под наблюдением взрослые пациенты, заметив, что их ребенок после перенесенной респираторной инфекции вдруг начал регулярно подкашливать, и вспомнив, что аналогичным образом астма развивалась и у них, немедленно обращались в специализированный астма-кабинет.
ЕСЛИ ЭТО ПРОИСХОДИЛО В ПЕРВЫЙ МЕСЯЦ, ТО ПРОВЕДЕННЫЙ ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЙ КУРС ЛЕЧЕНИЯ ПРИВОДИЛ К ИСЧЕЗНОВЕНИЮ ВСЕХ СИМПТОМОВ НАЧИНАВШЕЙСЯ БОЛЕЗНИ.
Поэтому реальный путь решения проблемы астмы — это создание специализированной астмологической службы, хорошо оснащенной, с подготовленными специалистами, способной выявлять болезнь не через 1–2 года после ее начала, а еще до того, как человек начал задыхаться. Но даже если переписать снова все вместе взятые доклады, «стандарты» и «национальные» программы, сделать это не удастся, поскольку консервативное большинство никогда не откажется от установленных «сверху» догм.

Астма излечима в астма центре Астма Сервис
Звоните (495) 472-46-03

АСТМА БЛОГ. Новости астмы и аллергии