Астматический Манифест

Этот Манифест посвящаю своему бывшему шефу Чучалину

О том, что в медицине разбираются все, известно давно. Но сегодня те, кто вчера мог только советовать, уже берутся лечить. Диагноз можно поставить, закинув список симптомов в интернет-поисковик. Хорошо, если единственной болезнью, которой вы у себя не обнаружите, будет родильная горячка, как у героя Джерома К. Джерома. Терапию вам с радостью назначат в ближайшей аптеке – нужно только описать свои симптомы. А если станет по-настоящему худо и идти на голгофу районной поликлиники или на поклон в частный медцентр все-таки придется, вы обнаружите, что и там вас лечат примерно по тем же самым схемам, что и в аптеке и во всемирной сети. Рецепт как под копирку, скорее всего, выпишет и именитый эскулап вышестоящего НИИ с труднопроизносимой аббревиатурой и трехмесячной очередью на 10-минутный прием. На девятом круге так называемого лечения придет запоздалое озарение: с этой порочной орбиты нужно как-то сойти. Но как и куда, если вся мировая медицина сейчас замкнута в единую систему медицинских стандартов? По правде говоря, унифицировать здравоохранение начали довольно давно – с тех самых пор, когда перестали лечить человека и начали лечить болезнь. Тогда же система стала поедать неугодных – тех, кто пытался выходить за рамки, бился за свои новаторские идеи. Бодаться с дубом теленку вроде как бессмысленно, мало кто выходит из этой борьбы… нет, не победителем – живым и здоровым. У психологов есть даже специальный термин «рефлекс Земмельвейса», обозначающий стойкое неприятие новой информации, которая противоречит сложившейся норме, догме, канону.
Рефлекс, кстати, носит имя доктора, который придумал, как спасти тысячи женщин от приснопамятной родильной горячки. Но, как говорят, опередил свое время, был не понят, оболган и в конце концов упечен своими же коллегами-врачами в психиатрическую лечебницу, где и умер в 1865 году. И только в 1906 году на средства врачей всего мира в Будапеште был поставлен памятник с пронзительной надписью – «Спасителю матерей». По-видимому рефлексом Земмельвейса страдала и большая часть профессуры Московского университета, когда изгнала из своих стен коллегу Илью Мечникова – будущего лауреата Нобелевской премии.
Ну, а в наше время «рефлекс Земмельвейса» распространен настолько, что даже пришлось выдумать новое определение «болезни неприятия» – “медицинский апокриф”. Ибо только так можно точно нарисовать картину противостояния, в котором находятся с одной стороны врачи и ученые-новаторы, а с другой – каноническая, традиционная, стандартизированная медицина всего мира. Косность и непринятие руководящих здравоохранением структур по всему миру сегодня вполне объяснимы: они представляют интересы не общества, а богатейших фармакологических компаний. Совершенно очевидно, что любой новый, неканонический метод лечения или препарат, просочившийся в эту систему, немедленно признают медицинским апокрифом – недостоверным фактом или фальшивкой. А его разработчика, попытавшегося изменить систему, в лучшем случае – еретиком. Конечно, шарлатанов в медицине предостаточно, но в костре показательных аутодафе нередко сгорают и по-настоящему талантливые разработки и даже разработчики.
Противостояние новаторов и консерваторов существовало всегда и везде. Можно вспомнить метод Константина Бутейко – пример полувековой борьбы за признание альтернативной терапии с помощью оригинальной дыхательной практики, который 50 лет пытался донести до медицинских “генералов” состоятельность и эффективность своего открытия. Дыхательная техника Бутейко требовали от больных только усидчивости и терпения. Казалось бы, никаких таблеток и операций больше не нужно – только правильные выдох-вдох, а между ними задержка дыхания… Но автору метода сначала «перекрыли кислород» в столице, а потом и в новосибирском Академгородке, куда он переехал. И казалось бы, настоящий ученый, которому рассказали о подобных результатах, как минимум попробовал бы разобраться в чем заключается механизм подобного явления, тем более, что идея Бутейко о том, что практически все распространенные хронические недуги происходят от глубокого дыхания, мягко говоря, сомнительна. Но нашим генералам от медицины новые идеи интересны только тогда, когда их берут в соавторы. Но вот беда: почему-то большинство новаторов не желает навязанных соратников. Потому-то, наверное, он и не нашел понимания в свое время от главного советского «генерала» от пульмонологии Чучалина. А в 2008 в Великобритании метод признали и разрешили английским врачам использовать его в качестве дополнительной терапии при бронхиальной астме.
Читать далее стр 2, 3, 4…